Главная | Как выбрать проектировщика | Приходит время собирать камни...
ОПРОС
Каких материалов недостаточно на сайте
Проголосовало: 4639
Архив опросов
РЕКЛАМА






 
09 ноября 2006

«Кадровый вопрос» – один из самых актуальных моментов, волнующих участников проектного комплекса Уральского региона. Проблема коренная и не новая. Такой вывод можно сделать на основе ответов, полученных из первых уст уральских проектировщиков. Мы попросили операторов этого сегмента строительного рынка проанализировать состояние отрасли проектирования, охарактеризовать текущее положение проектных организаций, назвать наиболее сложные и проблемные участки работы. Конечно, не ушли из поля зрения и моменты, связанные с конкуренцией с иностранными проектировщиками на местном рынке. Часть вопросов затрагивали роль и место в современном проектировании архитектурных студий и авторских групп, их соотношение с проектными институтами «старой» формации. Не менее «острыми» остаются и аспекты, вызванные затянувшимся периодом принятия новой единой нормативной базы.


По определению толкового словаря, современный проектировщик – это архитектор, зодчий, художник-строитель, по планам и чертежам которого производятся постройки зданий. Именно от того, насколько грамотно и профессионально тот или иной специалист, та или иная проектная организация создаст первый «кирпичик» всего комплекса строительства будущих зданий и сооружений, напрямую зависит безопасная и комфортная среда обитания. Тем более что сегодня на рынке широко представлены и качественные современные материалы, и передовые технологии. В этой ситуации многое решает именно компетенция проектировщика, умение внедрять инновационные решения. Да, это не просто. Зачастую при выборе того или иного решения превалируют финансовые интересы застройщика и приходится творить в жестких экономических рамках. Тема «самочувствия» и условий развития проектного дела открыта и не ограничивается рамками одного номера журнала. Свое видение вчерашнего и будущего проектного комплекса могут выразить и проектные институты, и строительные компании, и контролирующие органы. Все те, кому интересно и не безразлично развитие современной архитектуры.
Творческое общение как стимул профессионального роста
Владимир ГРАЧЕВ, директор ООО «Грачев и Партнеры»:
– Если посмотреть на здания, строящиеся и построенные в последнее время в Екатеринбурге, то можно сказать, что уровень решений наших проектных организаций соответствует статусу полуторамиллионного города, как одного из российских центров. С другой стороны, следует отметить, что баланс сил на рынке проектирования в уральской столице в принципе сложился и в последнее время достаточно стабилен, новых игроков появляется немного. Как правило, это проектные группы, создаваемые при строительных организациях, которые, по существу, являются «переманенными» частями уже существовавших, относительно крупных проектных бюро и институтов и продолжающих работать в своей традиционной манере – без внедрения каких-либо новых оригинальных проектных решений или технологий.
Основные проблемные моменты, на мой взгляд, следующие:
– недостаток в Екатеринбурге необходимого числа квалифицированных и молодых специалистов-проектировщиков и достаточно ощутимый разрыв между архитектурной и инженерной молодежью и старыми кадрами. Сказывается «кадровый кризис» первой половины девяностых годов, когда много людей ушло из профессии;
– отсутствие качественной методической и нормативной литературы, отвечающей нынешним запросам застройщиков, строителей, проектировщиков и реалиям современной жизни;
– во многом формальный характер надзора (согласования) проектных решений, не всегда соответствующий реальной жизненной ситуации. Отсутствие методических документов по проведению согласований, единых для всех и заранее известных и проверяющим органам, и проверяемым. При этом очень сильно сказывается также перегруженность надзорных инстанций и соответственно длительные сроки согласований;
– отсутствие профессиональной «тусовки» инженеров и архитекторов, среды профессионального общения и обмена информацией. Существующие архитектурные и инженерные союзы во многом заняты формальной работой и не являются «клубами» профессионального общения специалистов;
– отсутствие лицензирования специалистов на основании образовательного ценза, опыта практической работы и рекомендаций лицензированных коллег, как это принято в большинстве развитых стран. И такая ситуация допускает принятие серьезных решений молодыми и способными, но не имеющими необходимого опыта и навыка специалистами, что и происходит часто в настоящее время на фоне недостатка квалифицированных опытных специалистов.
Кадровая проблема актуальна и стоит достаточно остро. Проектировщиков, ищущих работу, практически нет. Принять нового специалиста практически равнозначно пригласить вчерашнего студента и учить его пару лет или «переманивать» специалиста из соседней организации, или ждать, когда «кто-то» приедет из другого города. Сложившаяся ситуация не способствует ни экстенсивному, ни интенсивному развитию проектного бизнеса и повышению качества проектов.
На мой взгляд, чтобы выполнить масштабный проект на уровне, принятом в мировой практике, надо одновременно задействовать 80 – 200 специалистов. Сильно сомневаюсь, что у нас есть сегодня проектные фирмы, готовые одновременно загрузить столько своих работников в рамках одного проекта. За рубежом также большинство проектных фирм не имеет такой мощности. Тем не менее после, как правило, продолжительного периода предпроектных проработок и эскизирования «архитектор-генпроектировщик» нанимает множество «консультантов» – профильных «специалистов-субпроектировщиков» для различных аспектов проектирования (конструкции, инженерные системы, пожарная безопасность, освещение, акустика, лифты, автотранспорт, фасады, кровли и т.д.). Вместе с тем «архитектор-генпроектировщик» на масштабном проекте нанимает несколько других архитектурных фирм на разработку отдельных частей здания, узлов, авторского надзора на объекте. Параллельно, как правило, есть возможность приглашать необходимое число специалистов для работы в своем офисе в составе проектной команды под конкретный объект на повременной основе.
К сожалению, у наших проектных организаций нет такой возможности – коллеги заняты текущими работами и быстро включиться в чью-то масштабную задачу не могут.
Если говорить о конкуренции со стороны зарубежных проектировщиков, то в Екатеринбурге на обычных коммерческих, не «политических» объектах, она пока не ощущается. Полагаю, здесь кроется несколько причин. Во-первых, нормальная зарубежная проектная фирма стоит в 8 – 12 раз дороже аналогичной нашей организации. Вследствие разности в стоимости труда специалистов в 6 – 8 раз и большего числа привлекаемых работников на выполнение одного проекта. Во-вторых, постсоветская нормативная база и подходы по согласованию проектов значительно отличаются от зарубежных, поэтому для иностранцев это оборачивается дополнительными затратами и недоучетом различных ограничений.
В сложившейся ситуации, если есть прецеденты реализации зарубежных проектов, то это очень хорошо. Поскольку можно учиться чему-то новому и перенимать современные тенденции и подходы.
Архитектурные студии и авторские группы, безусловно, более динамичны и поворотливы, чем крупные бюро и институты. В то же время небольшие коллективы, как правило, не могут выполнить более-менее сложные комплексные проекты. При отсутствии соответствующего числа инженерных и конструкторских бюро комплексная работа архитекторов зачастую строится на поднайме на «халтуру» специалистов из крупных проектных институтов. В такой ситуации нередко через полгода после завершения проекта, например, во время строительства, найти ответы на текущие вопросы бывает весьма проблематично.
Другой аспект – это обеспечение ответственности. На мой взгляд, не совсем правильно, когда студия из нескольких специалистов, с уставным капиталом 10000 рублей, с имуществом из трех компьютеров, без страховки, выполняет проект на строительство дома стоимостью в 500 миллионов рублей. Абсолютно понятно, что она не в состоянии обеспечить своими материальными активами ответственность за возможный недочет на миллион – полтора, от чего никто не застрахован. Стало быть, все риски несет застройщик, что также не совсем правильно.
Противоречий во внедрении новых материалов и технологий в строительстве, прямо говоря, не вижу. Есть некоторое противоречие в отставании методической и технической информации по новым материалам и технологиям, и отсутствие ощутимой поддержки государством и архитектурными и инженерными союзами и ассоциациями строительной науки и исследований.
Ввиду отсутствия профессиональной проектной «тусовки» могу перечислить только фирмы, с которыми мы время от времени сталкиваемся или сотрудничаем. Располагаю их в алфавитном порядке, так как позиционирование – не моя компетенция: «Алкута», АПМ «Основа», Архитектурная мастерская Молокова, «Восток-проект», «Гражданпроект», «Доминанта», «Желдорпроект», Институт гражданского проектирования «Атомстройкомплекс», «Проект-комплекс», проектная мастерская корпорации «Маяк». При этом мне нравятся работы компании «Восток-проект» (Трубецков Е.О.).


Необходимо дифференцировать требования нормативных документов
Алексей ДУБОВИКОВ, директор ООО «ИнтерДом-Проект»:
– Современное состояние рынка проектирования характеризуется тем, что сокращается количество профессиональных заказчиков – застройщиков. При этом инвесторы желают значительно сэкономить на проектных работах.
Существует и дефицит опытных специалистов. Профильные вузы, к сожалению, не могут выпускать достаточно квалифицированных специалистов. В течение как минимум еще 5 лет выпускник должен набираться опыта в профессиональной сфере деятельности. Учебная программа зачастую скомкана и не дает студенту полного представления о проектной деятельности и о современных методах строительства.
В то же время уровень профессорско-преподавательского состава в Екатеринбурге достаточно высок, и в этом сомнения нет. К примеру, наша организация неоднократно сотрудничала со специалистами Архитектурной академии, которые подтвердили свою высокую квалификацию. Иностранные проектные фирмы организуют филиалы на нашей территории и в первую очередь привлекают местных специалистов. При этом заработная плата на порядок выше, чем в отечественных проектных фирмах, а возможностей поддерживать высокий уровень зарплаты у зарубежных работодателей больше.
Архитектурные студии и авторские группы заполняют свою нишу на рынке, выполняя эскизные и дизайн-проекты. Вести рабочее проектирование по крупным объектам они не способны.
В настоящее время необходимо дифференцировать требования СНиПов, НПБ и СанПиНов к проектированию в зависимости от категории объектов. Без этого невозможно увеличить объемы строительства социального жилья.
Проблемы внедрения новых технологий или материалов, как таковой, не существует. На рынке огромный выбор и материалов, и техники. Главное – полноценное финансирование со стороны заказчика и, что не менее важно, желание застройщика инвестировать средства на применение в строительстве инновационных технологий и материалов.
Решение инновационных задач стимулирует развитие отрасли
Наталья ТОЛСТЕНКО, генеральный директор ООО «ПКУ «НОВА-СтройПроект»:
– В настоящее время деятельность проектных организаций подразделяется на проектирование жилищно-гражданских объектов и проектирование объектов промышленности и инфраструктуры. В этих сегментах рынка складываются разные ситуации и проблемы.
Для проектирования жилищно-гражданских объектов работающих сегодня в Екатеринбурге проектных организаций недостаточно. При этом строительный рынок динамично развивается, а «рост» проектных предприятий за ним не успевает. Поэтому квалифицированные проектировщики очень востребованы и дефицитны.
В промышленном же проектировании все зависит от состояния дел в отрасли и от собственника проектного института. Если отрасль находится на подъеме и в то же время собственник вкладывает в институт материальные средства – такое предприятие эффективно работает и развивается.
На мой взгляд, существуют три основные проблемы, выступающие для проектировщиков на первый план. Первая характеризуется нехваткой квалифицированных специалистов. Тем не менее в последнее время эта проблема постепенно уходит на второй план – подрастает и входит в силу молодое поколение проектировщиков. Второй проблемный момент связан с «переходным периодом» в нормативной базе, которая является основой нашей деятельности. «Межвременье» между СНиПами и едиными техническими регламентами затянулось. При этом существует рассогласованность норм, введенных разными ведомствами. Третий вопрос, требующий решения – запутанные и многочисленные процедуры согласования проектной документации.
Существующая кадровая проблема ограничивает объемы возможных проектных работ и, безусловно, влияет на качество конечной продукции. Вместе с тем нехватка грамотных специалистов приводит к тому, что востребованы любые проектировщики, вне зависимости от уровня квалификации. А стало быть, на рынке практически отсутствует «здоровая» конкуренция по качественным показателям проектной документации.
Способны ли сегодня ведущие институты Екатеринбурга вести комплексное проектирование масштабных строительных объектов? Решение этого вопроса связано не столько с масштабом проектного института и его укомплектованностью кадрами, сколько с организацией проектирования, опытом и компетентностью руководителя проекта и ключевых специалистов. Крупные проекты не похожи друг на друга ни объемом работ, ни составом. Институт должен иметь опыт работы «генпроектировщиком» и наработанные связи с субподрядными специализированными проектными организациями. В Екатеринбурге работает ряд институтов, для которых такие задачи интересны и решаемы.
Исходя из опыта работы с иностранными проектировщиками, отмечу, что возникают сложности с адаптацией западных специалистов к нашей действительности. Сотрудничество с зарубежными коллегами, при наличии необходимых средств, разумно строить на основе субподряда по некоторым отдельным разделам проекта, параллельно перенимая их опыт. Комплексно запроектировать объект в Екатеринбурге не смогут не то что иностранцы, а и наиграмотнейшие ближайшие соседи по Уральскому региону. В существующей абсурдной реальности норм, постановлений, согласований ненаписанных законов, взаимоотношений, настроений и предпочтений конкретных чиновников может ориентироваться только местный проектировщик со специфическим опытом решения всех названных и неназванных проблем.
Проектирование – процесс стадийный. В концептуальных и эскизных этапах рождения проекта ведущая роль может, а по значимым объектам градостроительства должна принадлежать архитектурной студии, которую возглавляет известная творческая личность. Стало быть, концепция проекта будет поддержана именем архитектора. На последующих стадиях, связанных с разработкой массива рабочей документации, творческую личность лучше не допускать к процессу – им скучна рутинная работа, да и компетенции в этих вопросах абсолютно недостаточно.
Ведущая роль на этапах рабочего проектирования, особенно по крупным и технически сложным объектам, должна принадлежать комплексным институтам, способным обеспечить объемы, сроки, эффективность и качество проектной документации.
 «Авторские группы» зачастую собираются под конкретный объект, под вывеской определенной проектной конторы, состоящей из директора и бухгалтера. Результатом их деятельности нередко становится «головная боль» погнавшегося за дешевизной заказчика. Ведь проект – это не только и не столько комплект чертежей, а очень большая и сложная работа до начала разработки документации и после. Поиск же разбежавшихся участников «авторских групп» отнимает и силы, и время заказчика. Да и ответственность за качество работы в такой ситуации зависит, как правило, от личной совестливости и профессионализма конкретных исполнителей. Напротив, в комплексном институте вопросы качества решаются системно.
В настоящее время перед проектными организациями Среднего Урала стоит сложная и вместе с тем очень интересная задача – внедрение новых передовых материалов, конструкций и технологий в строительную практику. Вместе с тем решение поставленной задачи стимулирует организационное и профессиональное развитие проектных институтов и, конечно, руководителей и специалистов нашей отрасли.
Что касается критериев выбора ведущих проектных организаций Екатеринбурга? Вопрос неоднозначный. По моему мнению, проектное предприятие должно обладать заслуженной, проверенной репутацией среди заказчиков, иметь в арсенале современные технологии проектирования и управления. При этом эффективность работы организации должна быть подтверждена реализованными проектами, немаловажна и репутация в профессиональной среде.
Подчеркну, что не считаю себя полномочной ранжировать партнеров по деятельности. Тем не менее к ведущим проектным организациям по перечисленным критериям, на мой взгляд, можно отнести такие предприятия, как: «Проектстальконструкция», «Уралгипротранс», «Уралжелдорпроект», «УралНИИАС», «Уралгражданпроект», «Екатеринбургпроект», «Доминанта», Инженерный Центр энергетики Урала, проектная группа «Грачев и партнеры», проектные институты «Атомстройкомплекса» и «ПКУ «НОВА-СтройПроект».

Грамотное продвижение – основа развития
Михаил ПРОСКУРНИН, директор фирмы «Росси»:
Одной из главных проблем сегодня у проектировщиков является проблема кризиса нормативной и законодательной базы в системе проектирования и в строительной отрасли в целом. Этот кризис особенно остро стал проявляться практически сразу после принятия Закона о техническом регулировании.
Будущие технические регламенты должны были иметь статус федерального закона, но, к сожалению, до сегодняшнего дня такие регламенты в нашей системе так и не созданы.
Закон требует с 1 января 2007 года отменить уже достаточно отлаженную и ставшую привычной систему лицензирования в строительстве, но замены в виде технических регламентов нет. Возникают вполне уместные вопросы – открыть отрасль для всех (в том числе и для дилетантов)? Что делать с лицензиями, срок действия которых закончился, например, в сентябре – продлять на оставшиеся три месяца или нет? Насколько жестко следовать требованиям СНиП, не прошедшим регистрацию в Минюсте? И т.д.
Участники строительного рынка, в том числе и проектировщики, вынуждены ждать (а это тормозит общее поступательное движение), понимая, что «острота» снимется только после переходного периода, который уже заметно растянулся во времени.
Другая проблема – кадровая – сегодня становится для нас крайне важной. Эта проблема в принципе существовала всегда, если речь вести не о «штатных единицах», а о настоящих мастерах своего дела. Выпускники вузов, в большинстве своем, объективно еще не являются профессионалами, их необходимо еще очень многому научить, но жесткие условия рынка не дают проектным организациям полной возможности заниматься таким обучением, а требуют уже готовых (и лучше первоклассных) специалистов.
«Переманивать» кого-то со стороны с каждым годом становится все труднее, учитывая востребованность проектировщиков в условиях строительного бума, существующего сегодня по всей России и особенно в нашем городе.
Заметной чертой сегодня является то, что, несмотря на трудности (а может и благодаря им), рынок проектных услуг продолжает переходить к новым, более деловым и гибким взаимоотношениям. И мне кажется, что в первую очередь это касается небольших архитектурных фирм и проектных мастерских. Традиционные проектные институты, хотя и трансформировались в ОАО или ООО, но, мне кажется, они в меньшей степени подверглись изменениям, так как в них еще сохранилась традиционная для них инертность.
Молодые мастерские и проектные бюро быстрее реагируют на требования рынка и приспосабливаются к ним. Для «малых» организаций реально существует конкурентная борьба, в которой необходимо защищать свои интересы, доказывая свои преимущества.
Реалии таковы, что для разработки масштабного ответственного проекта вовсе не обязательно иметь в штате предприятия сотни специалистов. Достаточно уметь правильно и четко организовать ход процесса и привлечь к нему нужных специалистов и нужные специализированные фирмы. На Западе уже давно развита специализация среди проектировщиков, где каждый занимается своим участком работы. Специализированные проектные фирмы стали появляться и у нас в городе (по проектированию инженерных сетей, обследованию и проектированию конструкций зданий и т. п.)
В настоящее время в Екатеринбурге уже действуют фирмы, которые по готовому архитектурному проекту способны выполнить все необходимые конструктивные расчеты, подготовить проектные решения по инженерным сетям и т. д. В такой ситуации крайне важна координационная работа, управление процессом проектирования. Безусловно, наши проектировщики в этой работе еще не вполне наработали необходимый опыт. Именно по этой причине многие крупные заказчики, в том числе и на административном уровне, отдают предпочтение европейским архитекторам, у которых организационные навыки «отшлифованы» десятилетиями работы в рыночных условиях. При этом я смело утверждаю, что наши российские архитекторы в творческом отношении, в создании профессиональных красивых и изящных архитектурных решений нисколько не уступают, а в некоторых работах и явно превосходят западных коллег.
Пора уже от погони за прибылью перейти к спокойной вдумчивой работе
Надежда ТИТОВА, заместитель директора по науке института «УРАЛНИИПРОЕКТ»:
– Проектных организаций много, и они растут как грибы, но часто и распадаются. В Екатеринбурге есть зарекомендовавшие себя коллективы, на них и ориентируются большинство заказчиков. Комплексных проектных организаций (как наш институт) осталось немного. Между крупными институтами и средними и малыми проектными организациями определенная конкуренция существует. Идет снижение цен за счет демпинга малых организаций.
Если говорить об основных проблемах проектных организаций, необходимо выделить нехватку квалифицированных специалистов; необходимость постоянно перестраиваться, осваивать новые технологии, новые системы оценки качества, осваивать новые виды работ без отрыва от производства; дефицит свободных средств на реструктуризацию; низкое качество проектно-сметной документации, нехватка научных разработок по проблемам строительства.
На первый план для проектных организаций выступает необходимость их укрепления и стабилизации, совершенствования их организационной структуры, улучшения качества проектирования, закрепления кадров, повышения оплаты проектных работ. Пора уже от погони за прибылью перейти к спокойной, вдумчивой работе. Это возможно только при повышении и стабилизации оплаты труда проектировщиков.
Комплексное проектирование крупных объектов наши институты, конечно, могут вести. К сожалению, выбор иностранного исполнителя зачастую осуществляется не по качеству проектирования, а по другим – не афишируемым, не профессиональным критериям. Все проекты, выполненные на Западе, затем дорабатываются и перерабатываются местными проектировщиками. Проблема в том, что наши институты пока не могут полноценно включиться в инвестиционную цепочку, не работают на конечный продукт (сдача "под ключ"), не берут на себя или им не предлагают руководство крупными проектами. Это новые требования рынка. Роль руководителя проекта гораздо шире и значительнее, чем роль ГИПа, а таких специалистов в институтах, чаще всего нет. Инициатива в принятии решений принадлежит инвестору, заказчику, подрядчику, а проектировщик появляется в последний момент, а это часто идет в ущерб качеству замысла и реализации проекта в целом.
Роль архитектурных студий и авторских групп сейчас повышается. Но хочется отметить, что опытных специалистов, настоящих архитекторов в этих коллективах все же немного. Студии работают на мелочах, на интерьерах. Формируются они из молодых специалистов и используются в основном при строительстве коттеджей, работают на уровне эскизных проектов. У них не хватает опыта работы с конструкциями, с технологиями. Но сама по себе эта форма работы перспективна. Главное, чтобы ею занимались проектировщики, ставшие мастерами своего дела.
Противоречивость требований к проектированию была всегда. Задача проектировщика и состоит в их разрешении, в нахождении устраивающего всех варианта. Сейчас, в случае если надо что-то сделать, не соответствующее требованиям норм, нужно это обосновать и, как говорится, пробить. Нормы этого не запрещают. Только это длительный и дорогостоящий процесс. Особых проблем внедрения новых материалов и конструкций нет, если у проектировщика есть соответствующая квалификация.





Проекты коттеджей и домов

Проект кирпичного дома 31-83

Общая площадь: 251.4 кв.м

Заказать Посмотреть

Проект бетонного дома 51-32

Общая площадь: 202.8 кв.м

Заказать Посмотреть

Проект бетонного дома 50-82

Общая площадь: 202.7 кв.м

Заказать Посмотреть

Проект кирпичного дома 33-07

Общая площадь: 407.1 кв.м

Заказать Посмотреть

Проект кирпичного дома 33-32

Общая площадь: 427.4 кв.м

Заказать Посмотреть

Проект кирпичного дома 33-50

Общая площадь: 495.3 кв.м

Заказать Посмотреть

Проекты интерьеров

Проект интерьера N01

Общая площадь квартиры < 100 кв.м.

Заказать Посмотреть

Проект интерьера N02

Общая площадь квартиры < 100 кв.м.

Заказать Посмотреть

Проект интерьера N03

Площадь квартиры 75 кв.м, создавалась она для 2 человек.

Заказать Посмотреть

Проект интерьера N100

Двухуровневая квартира, площадью 130 кв.м.

Заказать Посмотреть

Проект интерьера N101

Общая площадь квартиры 180 кв.м.

Заказать Посмотреть

Проект интерьера N102

Общая площадь квартиры 140 кв.м.

Заказать Посмотреть
 
Он-лайн консультация

05 ноября

2014 MLB jersey for cheap

05 ноября

Проект надежного электроснабжения

05 ноября

Надо сделать проект внешнего э

05 ноября

Some Of The Ideal Playtech Cas

05 ноября

Buy High quality Cincinnati Reds

27 октября

скачать решебник онлайн по алгебре

27 октября

скачать электронную книгу стивена


Новые статьи
17:31  Здание высоких технологий
17:30  Как Шереметев опередил время
13:00  Квартиры в башне Suite Vollard крутятся на 360 градусов
13:00  В Новгороде построен круглый дом
РЕКЛАМА





ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Жилищный кодекс РФ

Земельный кодекс РФ

Градостроительный кодекс РФ

Гражданский кодекс РФ (Часть 1)

Гражданский кодекс РФ (Часть 2)

Гражданский кодекс РФ (Часть 3)

Гражданский кодекс РФ (Часть 4)

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СТАНДАРТЫ (ГОСТы), технические условия (ТУ)

СТРОИТЕЛЬНЫЕ НОРМЫ И ПРАВИЛА (СНиП)

САНИТАРНЫЕ НОРМЫ И ПРАВИЛА (СанПиН)

Нормативные документы по строительству и ремонту

© 2018 ПРОЕКТ.ru: готовые проекты коттеджа, дизайн-проекты, типовые проекты загородных домов